3. ТЕОРИЯ ОЛИГОПОЛИИ

Для того чтобы запутать проблему монополий, буржуазные экономисты применяют разнообразные приемы. Пытаясь обнаружить монополии там, где их нет (среди мелких и средних предприятий), буржуазные апологеты в то же время отрицают наличие мопополий там, где они бесспорно имеют место.

Если одни чрезмерно расширяют понятие монополий, включая в эту категорию любое предприятие, даже небольшое, выпускающее уникальные продукты, то другие чрезмерно суживают это понятие. Примером такого сужения является учение о «чистой монополии», противопоставляемой «чистой -конкуренции». Под «чистой монополией» понимается тот случай, когда какая-либо фирма подчиняет себе целиком, на сто процентов, данную отрасль, устраняя всякую конкуренцию внутри последней. Такие случаи весьма редко встречаются в капиталистической практике (в качестве примера можно привести алюминиевую промышленность США, все производство которой до второй мировой войны контролировалось одним трестом). Как правило, в отдельных отраслях господствуют несколько крупных объединений (например, «Дженерал моторз», «Форд» и «Крайслер» в автомобильной промышленности США). Следует отметить, что и в тех случаях, когда в какой-либо отрасли данной страны устанавливается контроль одной фирмы, конкуренция не устраняется полностью. Во-первых, имеет место конкуренция с иностранными фирмами, производящими аналогичные товары. Во-вторых, весьма важную роль играет конкуренция субститутов, заменителей, которая усиливается по мере технического развития. Для того чтобы гарантировать себя от всякого вторжения конкурентов, монополия должна была бы подчинить себе все совокупное производство, притом ие только в национальном, ио и в международном масштабе, что, как известно, невозможно. Чемберлин так и определяет «чистую монополию». «Если,—пишет он,— мы рассматриваем монополию как антипод конкуренции, то своего крайнего предела она достигает в случае контроля одного лица над производством всех товаров. Этот случай может быть назван случаем чистой монополии» 27. Ссылаясь на то, что почти любому производству может

угрожать конкуренция заменителей, Чемберлин делает отсюда вывод: «...Монополия, вместо того чтобы быть абсолютной, фактически почти отсутствует»272. «Чистая монополия» представляет собой надуманную схему, она не может существовать в реальной действительности.

Но эта надуманная схема выполняет определенное служебное назначение в буржуазной апологетике. Она дает повод трактовать подлинную, «чистую» монополию как редчайший случай. Тем самым типичные монополии (когда несколько корпораций контролируют производство отдельных отраслей) изображаются как немонополистические формы. Так при помощи . терминологических ухищрений отрицается господство монополий. Ярким примером таких терминологических ухищрений является «теория олигополии» (буквально — господство немногих), противопоставляющая случай, когда в отдельной отрасли имеется несколько крупных фирм, и монополии и свободной конкуренции.

Американский буржуазный экономист А. Каплан дает такое определение олигополии: «Промышленная олигополия — это малое количество больших фирм в противоположность их большой доле в ресурсах и продукции той отрасли, к которой они принадлежат» 2У. Буржуазные экономисты стараются всячески затушевать монополистический характер предприятий, входящих в состав олигополий. Фактически монополистическая практика последних изображается как своеобразная «самозащита» от разрушительных последствий свободной конкуренции. Вместе с тем буржуазные экономисты восхваляют производственно-технические преимущества крупнейших фирм, осуществляющих олигополию.

В апологетическом изображении Д. М. Кларка олигополия является оптимальным хозяйственным строем, сочетающим иаи- лучшие стороны конкуренции, без особо разрушительных последствий последней, и концентрации производства на немногих крупнейших предприятиях, без монополистического гнета.

«Некоторые виды «монополистической .конкуренции»,— писал Д. М. Кларк,— вероятно, стоят ближе к теоретическому идеалу, т. е. к «совершенной конкуренции», нежели «чистая» и неограниченная конкуренция...» 273

Д. М. Кларк использует эту апологию олигополии, которая у него фигурирует иод названием «эффективной конкуренции» или «монополистической конкуренции» для возражений даже против такой паллиативной меры борьбы с монополиями, как антитрестовское законодательство. «Если монополистические органы,— писал он,— упорствуют в проведении политики рестрикций и эксплуатации, то, может быть, необходимо атаковать их официально (formally)». Но тут он спешит добавить, что «такие случаи должны быть исключительными». Желательных результатов, пишет он, можно добиться «без официального публичного вмешательства» 31.

Буржуазные экономисты подчеркивают, что в условиях олигополии якобы отсутствуют монопольная цена и монопольная прибыль. Отсутствие этих моментов трактуется как основной признак, отличающий олигополию от монополии. Монопольная цена и прибыль с этой точки зрения могут существовать только в случае «чистой монополии». А так как «чистой монополии» вообще не существует, то монопольная цена и прибыль превращаются в категории, которые могут иметь место только' в теории, а не в реальной действительности.

В основе этих выводов лежит совершенно неправильное представление о том, что ценообразование в случае олигополии подчиняется иным законам, нежели в том случае, когда в какой-либо отрасли господствует одна фирма. Это положение пытался обосновать еще родоначальник буржуазной теории монопольной цены Антуан Курно. Он различал три теоретических случая — монополии, дуополии и олигополии. Он объединял два последних случая. Принципиальное различие между монополией, с одной стороны, дуополией и олигополией, с другой стороны, Курно видел в том, что в первом случае монополист полностью господствует над какой-либо отраслью производства и имеет возможность установить такой объем предложения товаров, который обеспечил бы ему наивысшую прибыль. Между тем в случае дуополии и олигополии отдельные фирмы должны учитывать предложение товаров со стороны своих конкурентов. В этом случае они лишены возможности осуществлять контроль над общественным предложением товаров. Рассматривая случай дуополии и олигополии, Курно исходил из следующего -предположения. Каждая фирма предполагает, что предложение другой или других фирм остается неизменным. Каждая пытается опередить других и использовать благоприятную рыночную конъюнктуру. Благодаря такой тактике в конечном счете проигрывают обе или несколько конкурирующих фирм. Предложение устанавливается в больших размерах, чем это соответствовало бы наивысшей прибыли при согласованном действии обоих владельцев. Отсюда Курно делал вывод, что при дуополии или олигополии устанавливается другой уровень цен, нежели при монополии.

Некоторые буржуазные экономисты пытались сформулировать различие в ценообразовании при монополии и олигополии следующим образом: при монополии цена имеет определенный и устойчивый характер; в условиях же олигополии она теряет свою определенность и относительную устойчивость. Так, английский буржуазный экономист Боули исходил из следующего предположения: каждая из конкурирующих фирм в случае дуополии или олигополии игнорирует реакцию других фирм, действуя так, как если бы она одна существовала в данной отрасли. В результате образуется избыток предложения, цена понижается, каждая из конкурирующих фирм несет некоторые потери вплоть до того мохмента, когда, либо в силу соглашения, либо в силу устранения конкурентов на рынке, не устанавливается монополия. Иными словами, Боули рассматривает дуополию и олигополию как весьма неустойчивое состояние.

Все эти попытки установить принципиальное различие между монополией и олигополией несостоятельны.

С одной стороны, как уже отмечалось, даже в случае наличия в какой-либо отрасли лишь одной фирмы, нет полного контроля над этой отраслью. Наличие многообразных форм конкуренции (со стороны других отраслей, производящих субституты данных товаров, иностранная конкуренция, необходимость учитывать возможность появления аутсайдеров в данной отрасли и т. д.), стихийный характер общественного производства в целом, наличие антагонистических противоречий, которые порождают экономические кризисы,— все это, вместе взятое, исключает возможность планирования даже в рамках отдельных отраслей. Все расчеты монополистов являются сугубо ориентировочными, и цены в этом случае также подвержены колебаниям в зависимости от складывающихся на рынке условий.

С другой стороны, и в случае олигополии имеется возможность некоторого ограниченного (а иного не может быть при капитализме) контроля над предложением товаров данной отрасли.

Теория олигополии, акцентируя внимание па наличии нескольких самостоятельных, независимых друг от друга крупнейших корпораций, господствующих в данной отрасли хозяйства, отвлекается от того, что эти корпорации не только конкурируют друг с другом, но во многих случаях координируют свои действия и выступают единым фронтом. Ограниченное число крупнейших фирм в отдельных отраслях облегчает возможность сговора между ними. И .в этом отношении нет коренных различий между олигополией и «чистой» монополией.

В частности, одной из форм господства монополий выступает так называемое лидирование в ценах. Цитируя материалы одного из антитрестовских расследований, Ф. Махлуп замечает: «Одной из наиболее опасных форм монополии является лидирование в ценах. Этот тип монополии часто недосягаем для существующего закона, потому что вы не можете обнаружить здесь тайный сговор или соглашение» 274. Мелкие предприятия вынуждены продавать товары по ценам, установленным господствующими в данной отрасли крупнейшими фирмами. Мелкие предприятия, конечно, не имеют возможности продавать свои товары по более высоким ценам, нежели те, которые установлены монополиями, ибо в этом случае они рискуют потерять покупателей. Но мелкие предприятия практически не имеют возможности продавать товары и по более низким ценам, нежели монопольные цепы. Во-первых, у мелких фирм имеют место более высокие издержки производства, и снижение цен может привести к разорению этих фирм. Во- вторых, иа всякое снижение цен мелкой фирмой господствующие в данной отрасли корпорации могут ответить еще большим понижением цен и тем самым ускорить разорение мелких фирм. Эпоха империализма знает не мало случаев так называемой войны цен, которая вызывала массовое разорение мелких и средних предприятий. Как показывает практика, наличие в той или иной отрасли большого числа мелких и средних фирм отнюдь не препятствует осуществлению монополистического господства над этой отраслью крупнейших фирм. Для осуществления монополистического господства необязательно, чтобы все производство в данной отрасли было сосредоточено в руках одной фирмы.

В конечном счете буржуазные экономисты вынуждены признать, что и при олигополии получается добавочная прибыль по сравнению с состоянием «чистой конкуренции». Эта добавочная прибыль и есть по своей природе монопольная прибыль. Различие между уровнем прибыли в условиях олигополии и «чистой монополии» только количественное; качественная природа этих категорий однородна.

Весь смысл теоретических упражнений буржуазных экономистов по вопросам монополии и олигополии сводится к тому, чтобы подчеркнуть ограниченность экономической мощи реальных монополий, фигурирующих под названием олигополий. Как пишет американский автор Д. Бэйн, каждый продавец, как бы ни была велика его экономическая мощь, «обладает лишь до известной степени монопольной властью» 33.

Теория олигополии представляет собой яркий образчик приема, при помощи которого буржуазные экономисты извращают и рисуют в неверном свете совершенно бесспорный факт сочетания в современной капиталистической экономике элементов монополии и конкуренции. Буржуазные экономисты отбрасывают главное, а именно — положение о решающей роли монополий в экономике современного капитализма. Они замазывают то, что монополия проявляется в многообразных формах, что в силу разных причин, в частности для обхода антитрестовского законодательства, монополия нередко осуществляется в скрытой форме. Они игнорируют и то, что в условиях господства монополий конкуренция принимает ряд новых форм, причем становится еще более ожесточенной и разрушительной по своим последствиям. Многие буржуазные экономисты стараются истолковать бесспорный факт обострения и усиления конкуренции в совершенно неправильном свете, как показатель мнимого ослабления роли монополий.

Такой вывод, в частности, делает «теория уравновешивающих сил», согласно которой экономическое развитие якобы создает силы, способные автоматически парализовать или «уравновесить» власть монополий. Автор этой теории, американский буржуазный экономист Д. Голбрейс 275, к «уравновешивающим силам» прежде всего причисляет организации, существующие в других отраслях промышленности, снабжающих данную отрасль средствами производства или потребляющих ее продукцию, а также торговые организации. По эти организации имеют, как правило, монополистический характер.

Образование таких новых монополий может в отдельных случаях ослабить позиции некоторых старых, но это ни в коем случае не означает ослабления монополистического капитала в целом. Очевидно, что нельзя «уравновесить» монополии за счет создания новых монополий. Возникновение новых монополий способствует обострению борьбы между ними, но это отнюдь не означает, что монополистические объединения превращаются в немонополистические или что конкуренция между монополиями автоматически переходит в свободную конкуренцию, господствовавшую при домонополистическом капитализме.

История капиталистического развития дает многочисленные примеры того, как образование новых монополий в данной отрасли, хотя и ослабляло позиции старых в той же отрасли, в целом не подрывало, а усиливало власть монополистического капитала. Возьмем, например, американскую автомобильную промышленность.

До первой мировой войны компания Форда производила большую часть автомобилей в США. С образованием «Дженерал мо- торз», «Крайслер» и других автомобильных компаний доля Форда в автомобильном производстве систематически снижалась, доля «Дженерал моторз» росла. Так, заводы Форда производили в 1925 г. 42,8% всего количества автомобилей, в 1930 г.—40,3* в 1935 г.— 30,2, в 1938 г.—20,5%. На долю же «Дженерал моторз» за те же годы соответственно приходилось 20,0; 34,5; 38,4 и 44,8%. Вместе с тем, наряду с обострением конкуренции между отдельными автомобильными монополиями, происходил процесс увеличения доли трех крупнейших монополий в общем объеме автомобильного производства: эта доля возросла с 71,3% в 1920 г. до 90,3% в 1938 г. Этот процесс продолжается и в послевоенный период. В американской сталеплавильной промышленности доля «Юнайтед Стейтс стил», т. е. крупнейшей монополии в этой отрасли, снизилась с 40,1% в 1920 г. до 35,5% в 1938 г. Но доля четырех крупнейших компаний (включая и «Юнайтед Стейтс стил») в этой отрасли выросла за эти годы с 54,5 до 64%.

На базе концентрации производства и роста монополий происходит образование всякого рода «вертикальных» объединений* сочетающих различные дополняющие и обслуживающие друг друга смежные предприятия. В ряде случаев наиболее мощные монополии подчиняют себе предприятия, снабжающие их сырьем, полуфабрикатами, вспомогательными материалами и т. д., или отрасли, потребляющие их продукцию. В этих случаях не только не происходит какого-то «уравновешивания» монополий, но, наоборот, имеет место образование еще более мощных многоотраслевых монополий. Сам Голбрейс вынужден признать, что в таких случаях «уравновешивающая сила» перестает действовать. Но эти случаи как раз являются типическими. Монополии, как правило* не ограничиваются подчинением себе отдельной отрасли, они стремятся подчинить своему контролю — и это им обычно удается — различные отрасли.

К «уравновешивающим силам» Голбрейс также относит... профессиональные союзы и различного рода кооперативные организации, в частности фермерские объединения. Такое смешение самых различных по своей социально-классовой природе организаций запутывает проблему монополий и дает искаженную картину современного капитализма. Голбрейс использует этот прием для подведения «базы» под явно апологетические рассуждения о том, что «уравновешивающая сила» способствует якобы улучшению положения наиболее многочисленных и находящихся в худших условиях групп населения. За последние полвека, утверждает Голбрейс, рабочие и фермеры, опираясь на «уравновешивающую силу» своих организаций, улучшили свое положение. Это высказывание Голбрейса отчетливо выявляет лживость и апологетическую направленность теории «уравновешивающих сил».

Голбрейс возлагает большие надежды в отношении содействия эффективности результатов «уравновешивающих сил на государство». «В течение последних двух десятилетий поддержка уравновешивающих сил,— заявляет он,— стала, по-видимому, главной мирной функцией правительства» 276.

Не приходится доказывать, что современное империалистическое государство, находящееся в подчинении у монополий, совершенно неспособно выполнить эту задачу. На иллюзорность надежд Голбрейса в этом вопросе указали и некоторые буржуазные авторы, защищающие позиции мелкой и средней буржуазии. Так, У. Адамс и X. Грей показали, что монополии обычно легко преодолевают эти «уравновешивающие силы», применяя комбинирование производства, тайный сговор и финансовый контроль. «...Предположение, что эти органические изъяны могут быть исправлены вмешательством (правительства на стороне более слабой партии, как следует из теории Голбрейса, совершенно нереалистично... Опыт показывает, что влиятельные экономические группы ныне являются значительной политической силой и достигают своих целей через правительственные органы» 36.

Следует отметить, что сам Голбрейс выступает даже против такой паллиативной меры в борьбе с монополиями, как антитрестовское законодательство, оправдывая требование об отмене последнего. «Антитрестовские законы,— пишет он,— без разбора использовались против фирм, которые добивались создания уравновешивающих сил на рынке» 37.

Выступление Голбрейса за отмену антитрестовских законов лишний раз демонстрирует, что он не помышляет ни о какой, даже самой умеренной борьбе с монополиями. Его теория «уравновешивающих сил» ставит своей целью отвлечь внимание от факта засилья монополий и внушить иллюзии о возможности преодоления этого засилья в рамках капитализма.

С теорией «уравновешивающих сил» имеют родство попытки некоторых буржуазных авторов показать, что при широком распространении монополий устанавливаются те же экономические результаты,— в частности в области ценообразования,— что и при свободной конкуренции. Типический пример такого рода попыток дает книга Шумпетера «Капитализм, социализм и демократия».

36 W. Adams and Н. Gray. Monopoly in America. The Government as Promoter, p. 21.,

Стремясь всячески обелить монополии, буржуазные авторы стараются показать, что собственные интересы монополий якобы диктуют им умеренную политику цен. При этом имеет место ссылка на двоякого рода моменты. Во-первых, буржуазные авторы ссылаются на то, что повышение цен вызывает снижение спроса. Отсюда делается вывод, что монополист заинтересован в установлении такой цены, при которой цепа всей реализованной продукции (с учетом как цены единицы изделий, так и количества проданных товаров) является наиболее высокой. При этом подчеркивается, что чрезмерно высокий уровень цен может вызвать такое сокращение общественного спроса на данный товар и количество проданных товаров, при котором цена всей реализованной продукции снизится, несмотря на повышение цены единицы товара. Во- вторых, буржуазные экономисты ссылаются на то, что сокращение спроса в результате высоких цен должно вызвать сокращение производства, что в свою очередь приведет к росту издержек производства на единицу продукции.

В этих рассуждениях верно только то, что существуют границы для взвинчивания цен монополиями. Чрезмерное взвинчивание цен вызывает появление аутсайдеров, стимулирует рост производства конкурирующих с данным товаром субститутов, сокращение спроса на продукцию монополий и т. д. Буржуазные экономисты стараются всячески преувеличить эти границы для того, чтобы свести на нет различия между средней прибылью и монопольной сверхприбылью. Аргументация их основана иа простом софизме: раз монополия не устраняет конкуренции, то практически, мол, ничего не меняется с ростом монополий и их всеобщим распространением. При этом игнорируется элементарный факт, что конкуренция на монополистической стадии капитализма приобретает новые качества. Мощные монополии имеют возможность поддерживать высокий уровень цен за свет подавления более слабых предприятий и осуществления таким ггутеїм перераспределении прибавочной стоимости. Более мощные монополии стараются переложить издержки, связанные с сокращением внутреннего рынка, на своих конкурентов. Так, они продают по бросовым ценам на внешних рынках ту часть продукции, которую не удается реализовать иа внутреннем рынке в силу чрезмерно высокого уровня цен.

Если монополистическим организациям удается достаточно укрепиться в данной отрасли, если они могут использовать в борьбе с аутсайдерами и конкурирующими субститутами свои связи с железными дорогами, со сбытовой сетью, с государственным аппаратом, то они могут сохранять высокие цены, хотя бы аутсайдеры продавали такие же товары по более низким ценам. В этих условиях аутсайдеры могут реализовать только незначительную часть продукции данной отрасли — широкий рынок для них закрыт в силу господства на нем монополий, располагающих рядом отмеченных выше преимуществ.

Очень важным рычагом в руках монополий является обладание патентами на новые изобретения. Это позволяет монополиям во многих случаях поддержать высокий уровень цен, несмотря иа рост производительности труда и снижение стоимости соответствующих товаров. Степень этого монополистического вздутия цен различна для разных товаров и монополий. В некоторых случаях монополии вынуждены снижать цены, по далеко не в такой степени, в какой растет производительность труда и снижается стоимость товаров.

Основной порок буржуазных схем по вопросу о монопольной цене состоит в том, что они пытаются свести на нет процесс перераспределения прибавочной стоимости в пользу МОНОПОЛИЙ, КОТОрый совершается в крупных масштабах, несмотря на наличие из вестных границ.

Что касается опасений монополий, что взвинчивание цен отражается на. общественном опросе, то по этому вопросу следует сказать следующее. Если бы какая-нибудь монополия и захотела следовать рецептам установления «оптимальной цены», то осуществление такого рецепта оказалось бы совершенно невозможным в условиях анархического производства. Как можно предвидеть все капризные изменения спроса, зависящие от тысячи многообразных условий? Неудивительно, что капиталистические хищники предпочитают непосредственно ощутимые выгоды от взвинчивания цен проблематичным выгодам «умеренных» цен. 5.

<< | >>
Источник: И. Г. БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ / КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Том 3.. 1962

Еще по теме 3. ТЕОРИЯ ОЛИГОПОЛИИ:

  1.    2.3. Теория игр и выбор фирм между кооперированной и некооперированной олигополией.
  2. ОЛИГОПОЛИЯ
  3. ОЛИГОПОЛИЯ
  4. 3.2. ОЛИГОПОЛИЯ
  5. 35. Теория технологического разрыва и теория «цикла жизни продукта», теория М. Портера
  6. Олигополия
  7. Лекция 29. Олигополия
  8.                          Модуль 13. Олигополия.
  9. Олигополия и картели
  10. 52. Олигополия и экономическая эффективность
  11. Олигополия
- Информатика для экономистов - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЕД України - ВЭД РФ - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - Инновации - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -