10.1. Социология социальные движения, источники социального напряжения; социальные конфликты и логика их разрешения; социальные изменения; глобализация социальных и культурных процессов в современном мире; социально-культурные особенности и проблемы развития российского общества, возможные альтернативы его развития в будущем; методология и методы социологического исследования

Для всестороннего понимания причинно-следственной связи факторов, приведших к развитию экономических отношений и процессов или препятствующих эт,ому развитию, необходимо рассмотреть условия, раскрывающие перед исследователем данные причинно-следственные связи.
Их социологическое раскрытие формируется в результате рассмотрения социального движения, источников социального напряжения, социальных конфликтов и логики их разрешения в отношении к исследуемым экономическим отношениям и процессам.

Сторонники теории социальных конфликтов занимаются поиском ответа на вопрос о причинах кризисов, внутреннего противостояния и борьбы в обществе. При этом исходный пункт их рассуждений — несовпадение, противоположность интересов различных социальных групп, которые в стремлении удовлетворить свои потребности и реализовать собственные интересы будут противостоять, сталкиваться с другими группами. Социальные конфликты изменяют облик общества, его основные социальные институты или частные элементы. Главным фактором, приводящим в действие механизм изменения общества, выступает социальный интерес, лежащий в основе взаимодействия, функционирования социальной системы.

Одним из основных разработчиков социологической теории конфликтов в обществе является американский социолог Льюис Козер. Желая усовершенствовать функциональный анализ, он доказывал, что конфликт есть ггродукт внутренней жизни общества, существующего в нем порядка вещей и отношений между личностями и группами. Решение проблемы устойчивости существующей социальной системы не исключает, а, напротив, вполне допускает признание социальных столкновений, конфликтов, борьбы интересов как неотъемлемых атрибутов социальных отношений. Любая социальная система предполагает определенное размещение власти, богатства и позиций статуса среди индивидов и социальных групп. Никогда не может существовать полного согласия или соответствия между тем, что отдельное лицо или группы считают причитающимся им по справедливости, и тем, чем они фактически владеют, располагают вследствие существующей системы распределения. Конфликт проистекает из попыток различных социальных групп и индивидов увеличить их собственную долю вознаграждения.

Конфликты в обществе выполняют в то же время и ряд позитивных функций. Прежде всего они ведут к разрядке напряженности между антагонистами, давая выход их взаимной враждебности, что позволяет в дальнейшем возобновить их взаимоотношения. Конфликты выполняют также интегрирующую роль в обществе, сплачивая людей в различных объединениях в ходе борьбы против внутренних врагов (отступников, раскольников) на основе появления общих интересов. Конфликты выполняют и функцию стимулирования и возбуждения социальных изменений, являясь источником действительной борьбы в ответ на брошенный вызов.

Известный немецкий социолог Ральф Дарендорф видел суть социального конфликта в антагонизме власти и сопротивлении ей, ибо власть всегда подразумевает безвластие, а следовательно, и сопротивление власти. Динамика власти и сопротивления ей является движущей силой истории и определяет темпы и направления изменений в обществе. В цивилизованном, высокомобильном обществе существует практика урегулирования конфликтов как упреждение социальных потрясений. Конфликтная модель общества предпочтительнее модели всеобщего равенства, социальных порядков, стабильности.

Американский социолог Фрэнк Пэркин рассматривал конфликт в современном обществе как противостояние угнетенных и привилегированных. Но их борьба не приводит к восстаниям благодаря тонким механизмам, которые разрешают или смягчают социальные противоречия: социальная мобильность, низкий уровень запросов среди угнетенных, влияние религии и т.д. В капиталистической системе формируется система распределения через рынок, и у господствующей элиты больше тайных механизмов воздействия на общество в нужном ей русле.

Итак, концепция социального конфликта рассматривает различия, насилие, вражду и борьбу в обществе как часть реального функционирования общества, как один из механизмов этого функционирования.

Если концепция консенсуса делает акцент на устойчивости в функционировании социальной системы, то концепция конфликта — на ее изменении.1

Осознание в рамках исследования развивающихся экономических отношений и процессов необходимости учета и использования данных об обстоятельствах, приведших к их развитию, приводит к необходимости ознакомления исследователя с социальными изменениями как фактором, обусловливающим как текущее, так и ожидаемое состояние исследуемых экономических отношений и процессов.

Социологический закон

Зарождение социологии стоит в самой тесной связи с мыслью о том, что общество должно быть рассматриваемо с тех же позиций, что и естественные науки, которые изучают явления природы. Уже древние говорили о том, что общественная жизнь управляется законами, но под ними они понимали или требования нравственного долга, или

юридические нормы, или какие-либо другие принципы такого же характера. Вместе с тем уже в работе «О духе законов» Монтескье дал четкое обоснование закона общественных явлений и отметил огромную значимость законов для общественной жизни.

Герберт Спенсер отметил, что любое человеческое общество является организмом и подобно ему следует в своей жизни всем мировым законам движения и эволюции: закону интеграции или сплочения и закону дифференциации или усложнения, закону ритма, закон)7 равновесия и т.п.

Особое место, считает Г. Спенсер, занимает закон борьбы за существование, открытый Дарвиным. Спенсер указывал и на чисто социологический закон — закон общественного сотрудничества и разделения общественного труда, лежащий в основе каждого человеческого общества.

К.Маркс и Ф.Энгельс в отличие от предыдущих исследователей рассматривали общественные явления с точки зрения законов производства, распределения и обмена. Основоположники марксизма исходили из того, что понятие закона сродни понятию сущности явления. Речь при этом вдет о необходимых, существенных, устойчивых, повторяющихся отношениях между явлениями в обществе.

Французский социолог конца XIX — начала XX вв. Рэне Вормс дает свое видение, что такое социологический закон (см. Вормс Р. Социологические законы и их особенности. СПб., 1913). Он отмечает, что слово «закон» может рассматриваться с двух точек зрения: с точки зрения юридической и с точки зрения естественно-исторической.

В первом случае закон является синонимом порядка, приказания и правила. Закон, создаваемый законодателем и применяемый судебной властью, является повелительным решением, предписывающим отдельным людям поступать таким-то образом или избегать того-то. Своды законов составляют собрание подобного рода предписаний.

Во втором случае, замечает Вормс, закон указывает на постоянную связь между явлениями, связь, установленную на основании наблюдений. Физический закон — это неизменное воспроизведение известного явления каждый раз, как только встречаются условия, вызвавшие его раньше. Таковы законы кипения, испарения, распространения звука и т.п. К какой категории мы отнесем социологические законы, спрашивает Вормс.

Ответ напрашивается сам собою, — заявляет он. Социология — наука, а не искусство. Она изучает то, что было и есть, и не задаётся тем, что могло бы и должно было бы быть. Ее область — реальная действительность, а не идеал. Она не предписывает правила, как это делает законодательная власть. Напротив, она так же, как физические и естественные науки, констатирует постоянные отношения между явлениями. Все, что она хочет знать, — это неизменный и однообразный характер отношений между причинами и следствиями в явлениях социальной жизни.

Все социологические законы можно подразделить на три категории. Первая категория включает в себя законы, отличающиеся, так сказать, бесконечной протяженностью, которые могут быть применяемы ко всем явлениям, ко всем временам и ко всем народам. Основанием их служат общие и постоянные свойства человеческой природы. Таков, например, закон наименьшего действия и др.

К установлению всеобщих законов нужно относиться с особой осторожностью.

Вторая категория законов имеет второстепенное значение. Она содержит в себе законы, объединяющие друг с другом. В логике подобные формулы называются законами существования. Так, известны законы одновременного появления у животных разных частей скелета и разных органов. Точно так же и общество подчиняется аналогичным законам, так как различные учреждения могут появляться в нем одновременно.

Третья категория законов раскрывает перед нами не настоящий, а будущий социальный строй. Природа их динамична, а не статична. Они не касаются ни всеобщего и постоянного социального строя, ни его временного и частного состояний, а только перехода одного временного состояния в другое. Это уже не законы постоянства и существования, а законы последовательности. Они определяют эволюцию социальной жизни.

Задача социологической методологии заключается в установлении способов, при помощи которых можно было бы открывать законы, управляющие общественными явлениями. Значение социологических законов, как и в других науках, может иметь как чисто теоретическое, так и прямо практическое значение. По О.Конту, социология должна быть теоретической наукой. Однако и сам О.Конт рассматривал всякую научную теорию как единственно надежную основу практики. Исходя из той идеи, что общественные явления совершаются по законам, наука, открывающая эти законы, дает возможность, с одной стороны, предвидеть или предсказать будущее, а с другой — воздействовать на настоящее для получения желательного будущего. Если бы общественные явления не были подчинены никаким законам, то и речи не могло бы быть о возможности предсказывания и воздействия. В мире беспричинно ничего не происходит, а причины вызывают свои следствия всегда закономерно.

В макро- мире всегда господствует причинность. Зная неизменное отношение между причиной и следствием, т.е. зная их закон, мы можем идти от причины к следствию и от следствия к причине. На этом и основывается возможность предсказания следствий, раз даны порождающие их причины. Чем меньшее количество факторов участвует в возникновении явления и чем проще их комбинация, тем легче предсказать наступление явления. Наоборот, по мере увеличения числа факторов и с усложнением их взаимоотношений точное предсказание делается менее возможным, достоверность уступает место вероятности, которая сама уменьшается с умножением числа факторов и усложнением их комбинаций; совершенная точность уступает место приблизительности, и последняя все более и более отдаляется от точности пропорционально увеличению числа действующих причин и усложнения их взаимодействий. Вот почему так легко предсказывать в механике и так трудно предсказывать в политике. Это превосходно сознавал уже О.Конт, положивший в основу своей классификации наук, между прочим, принцип возрастающей сложности. Настоящее всегда чревато будущим, но это будущее в некоторых случаях зависит и от нашего воздействия. Конечно, человек не в состоянии предотвратить солнечное или лунное затмение и т.п., ибо эти процессы находятся вне человеческого воздействия. Другое дело, например, в политике: здесь возможны только предсказания разных степеней вероятности и приблизительности, т.е. предсказания более или менее достоверные, но зато здесь же существует и большая или меньшая возможность предотвращать грядущие события, против них принимать меры, задерживать их наступление или ослаблять их действие, даже прямо подготавливать или создавать события, если только мы знаем, как и на что следует оказывать воздействие. Невозможность высокой точности предвидения вознаграждается здесь возможностью верности и точности воздействия. Что в первом случае является делом науки, то во втором случае становится делом искусства. Всякое искусство предполагает знание того материала, который подлежит воздействию, и тех законов, коими управляется порождение следствий причинами. Например, для успешной экономической политики нужно хорошее знание данных экономических отношений со всеми заключающимися в них возможностями, а также знание общих законов, управляющих экономическими явлениями. Во всяком случае предвидение и воздействие должны здесь идти рядом друг с другом, хотя бы предвидение выражалось в виде простой предусмотрительности, а воздействие ограничивалось бы устранением наиболее нежелательных следствий, какие могут влечь за собой имеющие возможность совершиться события.

Главные проблемы социологии заключаются в том, чтобы определить, каким образом создалось некоторое политическое, моральное, экономическое, религиозное положение или верование, чтобы узнать, какими причинами оно было вызвано, каким полезным целям оно соответствует. Сравнительная история, понимаемая так, как мы сейчас постараемся определить ее, является единственным орудием социологии для разрешения вопросов этого рода. Действительно, чтобы понять какое-нибудь учреждение, надо знать, из чего оно состоит. Так как оно представляет собой сложное целое, состоящее из частей, необходимо объяснить каждую из них особо, а также способ, каким они сложены вместе. Чтобы найти эти части, недостаточно рассматривать разбираемое учреждение в его законченной форме, ибо, так как мы привыкли к нему, оно кажется нам простым. Во всяком случае никто не указывает, где кончаются различные элементы, из которых оно состоит. Чтобы выяснить это, нужно особое орудие анализа. Роль этого орудия играет история.

Справедливо заметил Эмиль Дюркгеим, что только одна история способна объяснить социальное явление. Действительно, объяснить какое-нибудь учреждение — это значит раскрыть различные элементы, образующие его, это значит указать их причины и основания. Но как открыть эти, причины, если не перенестись в ту эпоху, когда они были действующими, т.е. когда они породили изучаемые теперь факты? Ведь только в этот момент и возможно уловить тот способ, каким они действовали и породили свое действие. Но этот момент может находиться за нами Единственный способ узнать, как зародился каждый из этих элементов, — это наблюдать его в тот самый момент, когда он зародился, и присутствовать при его возникновении Но это возникновение имело место в прошлом и может быть узнано лишь с помощью истории. И не наша вина в том, что мы очень часто вынуждены довольствоваться лишь обращением к исторической памяти. Ведь не секрет, что даже современники тех или иных событий не всегда имеют возможность, а порой и просто •желание отразить их даже в официальных документах с необходимой степенью объективности. И тогда мы имеем дело уже не с историей, а всего лишь с исторической памятью.

Обращение к социологическим законам, умелое использование их в общественной практике всегда способствуют выработке достоверного социологического знания.1

Соотнесение условий, характеризующих прогресс исследования экономической сферы на мокро- уровне, как частных условий, определяющих характер социологического аспекта регистрации выводов исследовашш, требует сосредоточения внилшния экономиста на глобальных проблемах социальных и культурных процессов в современном мире.

Социальная сфера жизни общества: сущность, содержание

Сфера жизни общества — это особый вид его жизнедеятельности (процесса общества), в котором реализуется та или иная функция общества. Например, в производственной сфере реализуется производственная функция общества, в политической сфере — политическая функция и т.п. Социальная сфера — это процесс функционирования и. развития общества, в котором реализуется его социальная функция, собственно социальное бытие, т.е. целостное воспроизводство и обогащение общества и человека как субъектов жизненного процесса.

Современный социальный процесс можно определить и так: это есть воспроизводство и самореализация различньк элементов (систем, общностей, организаций, институтов и т.д.) общества и личности как целостного единства со свойствами стабильности или необходимой изменчивости в соответствии с объективными тенденциями и закономерностями данной общественной системы.

Сущность социального процесса выражается в воспроизводстве различных социальных общностей и явлений, общества и личности, в многообразии результатов их деятельности, выступающих социальной органически целостностью, организаци данной общественной системы. Социальный процесс выступает как саморазвитие и саморегуляция субъекта в совокупности его социально-нравствеш-шх, профессиональных, идейных, социально-культурньгх и иных качеств, как выражение исторической целостности субъекта,

По мнению профессора Ю.А. Васильчука (см. Полис. 1991. № 1-4), которое разделяют авторы данного материала, сегодня на наших глазах вершится смена цивилизационных эпох человечества. Разворачивается процесс, в который объективно включена и Россия. Во-первых, практически все стороны современного мира связаны с этапом постиндустриального общества. Это этап, завершающий эпоху индустриализма. Во-вторых, наиболее развитые страны и регионы постепенно втягиваются в информационную эпоху. Рассмотрим все это подробнее.

В первую очередь отметим, что мировая общественность фактически отказалась от оценок этапов движения цивилизации, имеющих идеологическую окраску: капитализма, империализма, социализма и т.п.

Преобладают наименования, констатирующие другие, неидеологические параметры: информационное, постиндустриальное, технотронное общества и т.п. Назвать же ныне наиболее привлекательное из них поможет обращение к материалам XII Всемирного социологического конгресса (Мадрид, 1990), где отмечалось (и эта идея была здесь ведущей), что классические социологические теории Маркса (закон смены формаций), А.Вебера (ход истории определяется процессом духовного творчества, осуществляемого интеллектуальной элитой), Дюркгейма (определяющая роль в обществе за коллективным сознанием) и др. уже не могут должным образом объяснить содержание и направленность социальных изменений в современном мире. В связи с этим на конгрессе обращались все более к известной триаде прединдустриального-индустриального-постиндустриального развития.

Это последнее возможно целостно осмыслить только на базе теории развития научно-технического прогресса. Напомним об известном, об определяющем по отношению к общественному процессу положении научно-технического прогресса (НТП). Человечество на сегодня уже знает периоды революционных изменений в темпах и характере НТП. Промышленный переворот конца XVIII — начала XIX вв. привел к развитию машинной индустрии, заменил руку человека машиной. Социальные изменения в устройстве общества этого времени были вызваны потребностями общественного производства. Громадный толчок развитию технических наук дал рост производства в XIX в. на основе машинного производства. Особенно большое значение для дальнейшего развития имели теории механизмов. В конце XIX — начале XX в. были изобретены и усовершенствованы паровые и водяные турбины, двигатели внутреннего сгорания; получила развитие электротехника, а затем к 30-м годам XX в. и радиоэлектроника.

НТР второй половины XX в. прежде всего опирается на огромные успехи таких естественных наук, как математика и физика. Математика с ее наиболее универсальными методами и обобщениями нашла широкое применение не только в технических науках (в частности, позволила изучить строение ядра атома, способствуя развитию ядерной физики).

XX в. характеризуется огромным ускорением развития НТП по сравнению со всеми предыдущими периодами истории. Это во многом связано с явлением второй половины нашего столетия, с НТР. Даже находящаяся в своем начале, она уже вызвала к жизни принципиально новые социальные процессы и явления.

Д.Белл справедливо утверждает, что такие категории, как феодализм, капитализм, социализм, используемые в марксистской социологии, представляют собой ряд концептуальных схем, расположенных вдоль оси отношений к собственности. Извне на эту ось нанизываются парные понятия феодал—крепостной (еще ранее рабовладелец—раб), пролетарий—буржуа. Как следствие, все общественные процессы рассматривались через столкновение классов. Святым, незыблемым законом выглядело следующее положение: история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Более того, приведенная формула считалась правомерной по отношению и к настоящему, и к будущему человечества, вплоть до реализации на практике коммунистической идеи. Все это, конечно, отражало реальность. Но лишь ту, что относится преимущественно к историческому прошлому. Если же обращаться к ведущим тенденциям конца XX в. и тем более к перспективе, то можно констатировать: концепция, абсолютизирующая марксову схему социально-экономической структуры современного ему капиталистического общества, кладущая в основу понимания социальных процессов дихотомию рабочий класс—буржуазия, теперь работает плохо. И чем дальше, тем определеннее будет проявляться ее недостаточность для оценки процессов, протекающих в современных условиях. Если вновь обратиться к Д.Беллу, то именно он показал, что марксова схема общественного развития не учитывает динамику развития НТП.

Как следствие, бьша предложена иная структуризация этапов движения общества: предандустриальное, индустриальное, постиндустриальное, — которые представляют собой концептуальные ряды вдоль оси, за которую приняты производство и виды используемого знания.

Отметим, что объективными показателями перехода общества от ступени к ступени выступают промышленная революция и НТР соответственно. Сами же процессы развивались всегда на региональном уровне. Ведь не секрет, что и сегодня некоторые страны мира лишь вступили в реалии промышленной революции. Другое дело, что за несколько веков шествия ее по земному шару многие и многие государства вполне овладели ее ценностями и вступили в этап НТР.

В научной литературе (в работах Д.Белла, А.Кинга, Дж.Мартина, А.Нормана, С.Нора, Дж.Нейсбита, И.Масуда и др.) сформулированы отличительные черты постиндустриального общества: 1) переход от производства товаров к экономике услуг; 2) возвышение и господство высокообразованных профессионально-технических специалистов; 3) главная роль теоретического знания как источника открытий и политических решений в обществе;

4) контроль над техникой и возможность оценки последствий научно-технических нововведений; 5) принятие решений на базе создания интеллектуальной технологии, а также с использованием так называемой информационной технологии.

Последняя вызвана к жизни потребностями начавшегося формироваться информационного общества. Становление такового — явление отнюдь не случайное. Основу социальной динамики в информационном обществе составляют не традиционные материальные ресурсы, которые к тому же во многом исчерпаны, а информационные (интеллектуальные) знания, научные, организационные факторы, интеллектуальные способности людей, их инициатива, творчество. При переходе от индустриального общества к информационному устраняются ограничения в области накопления и использования информационных ресурсов во всех сферах социальной практики, что ведет к росту динамики социальных процессов и ускорению общественного прогресса.

В содержательном плане информационное общество, а еще позднее и информационно-экологическое общество в представлении А.Урсула видятся (см. Философские науки. 1991. № 5. С. 3-8) следующим образом: «...не все признаки, которые я далее упомяну, могут реализоваться, некоторые из них окажутся утопическими. И тем не менее укажу на те, которые представляются мне наиболее вероятными.

1. Информационное общество — это такое состояние человечества, которое овладеет информационными потоками и массивами, определяющими социальное развитие, т.е. разрешит ныне существующий информационный кризис как противоречие между информационным взрывом и информационным голодом.

2. Экономической основой и главной формой социального и экологического развития такого общества в глобальном масштабе окажется информационноемкая всесторонняя интенсификация.

3. Будут созданы условия, обеспечивающие приоритет информации по сравнению с иными видами ресурсов и факторов развития; информационной деятельностью будет заниматься подавляющее большинство либо даже все население (в разной степени).

4. Будет создана инфосфера в глобально-космических масштабах; автоматизиро-информационные технологии будут основываться на компьютерных системах с широким использованием искусственного интеллекта (поколения ЭВМ вряд ли можно даже предвидеть).

5. Реализуются глобальное единство всей цивилизации на информационной основе, возможность принятия согласованных решений и достижения информационного консенсуса .на рационально-демократических началах, охват информацией всех сфер социальной деятельности (всеобщность и всесторонность информатизации).

6. Информационное общество должно гарантировать свободный доступ каждого человека к информационным ресурсам всего человечества при одновременной защите от вторжения в его личную информацию (жизнь).

7. Будущее информационное состояние общества должно в максимальной степени реализовать гуманистические принципы и идеалы, обеспечить выживание цивилизации и ее дальнейший безопасный во всех отношениях прогресс».

Что же касается общества информационно-экологического, то А.Урсул о нем пишет так:

«I. Это будет общество, предотвратившее экологическую катастрофу и эффективно решающее экологические проблемы своего прогрессивного развития.

2. Развитие экологической цивилизации будет основано на интенсивно-коэволю-ционном способе взаимодействия общества и природы, включающем в себя неопроизводство, неособирательство, а в перспективе и автотрофньш путь развития в космосе.

3. Это глобальное состояние социума, его сферы взаимодействия с природой, это грань и этап развития ноосферы, где существует приоритет экопотребностей, экоценностей и императивов.

4. В условиях экообщества каждому человеку и социальным общностям будут присущи высокая экологическая культура, мораль, сознание, а принципы экологического гуманизма будут опираться на прочный правовой фундамент.

5. Экологическое состояние цивилизации, возникая на базе информационного общества, будет эффективно использовать новейшие средства информации и информационной технологии для обеспечения рационального планетарного экоразвития, в перспективе ориентируясь на преимущественно информационную стратегию мира.

6. В экообществе средства космонавтики (в перспективе экологизированной и в основном безракетной) будут использоваться для эффективного решения экологической проблемы на Земле и вне ее и прежде всего существенного снижения антропогенного давления на биосферу (и на планету в целом)».

Свои выкладки А.Урсул завершает замечанием: создание экоцивилизации на основе информационного состояния также не выступает как самоцель, а лишь как следующий этап становления ноосферы, которая должна обеспечить выживание и дальнейший эколого-безопасный и в принципе неограниченный прогресс человечества. Нет слов, концепция постиндустриализма сегодня детально разработана, имеет массу сторонников и все возрастающее число противников.

В мире сформировались два основных направления оценки будущего развития человеческого общества — экопессимизм и технооптимизм. Экопессимизм предсказывает в 2030 г. тотальную глобальную катастрофу за счет радио-активного загрязнения окружающей среды, разрушения биосферы Земли.1

Заключение о сходстве глобализации социальных и культурных процессов в современном мире с протеканием данных процессов в России позволяет сделать вывод о степени интеграции России в социально-экономическом развитии современного мира, о чем можно судить при рассмотрении социально-культурных особенностей и проблем развития российского общества, а также возможных альтернатив его развития в будущем.

Организация последовательности действий по различению изменений в экономических отношениях и процессах требует включения в рассмотрение методологии и методов социологического исследования, как позволяющих экономисту делать заключения о содержании социологических факторов развития экономических отношений и процессов.

Социоинженерная деятельность: сущность, организация, место в ней социального прогноза

Реализация в случае необходимости полученного в результате усилий социолога социологического знания осуществляется в процессе так называемой социоинженерной деятельности, т.е. деятельности, что должна обеспечить личности, коллективу, -социальной группе и т.п. совершенствование, развитие.

Социоинженерная деятельность включает в себя следующие этапы своего осуществления:

- организацию социоинженерной деятельности, востребованной для данной конкретной ситуации;

- осуществление социального проектирования;

- выработку социальной технологии для претворения в жизнь социального проекта, использование ее в интересах достижения цели осуществляемой социоинженерной деятельности.

Сопиоинженерный подход российской социологии начал складываться в 20-е годы и был связан с именами А.К. Гастева, П.М. Керженцева, М.М. Бирштейн. С середины 60-х годов работы по развитию методов социоинженерной деятельности были возобновлены и осуществлялись по следующим направлениям:

- теория и практика социального планирования. Если в рамках конкретных социологических исследований продуктом деятельности социолога было научное представление об изучаемом объекте и рекомендации по его изменению, то в рамках социального планирования результатом выступала система решений и усилий по их осуществлению;

- разработка целевых комплексных программ развития регионов, отраслей, сфер общественной жизни (с 70~х годов). В последние годы правомерность таких программ ставится под сомнение, даже отвергается ревнителями рынка, а напрасно;

- управленческое и иные виды консультирования, которые ориентируются на решение конкретных проблем или на процесс их решения (80-е годы);

- агротехническая деятельность. Появление деловых игр открытого типа (инновационных, организационно-деятельных и др.), в результате которых создаются структурные образования коллективной межпрофессиональной мыслительной деятельности по организации процессов решения сложных слабоструктурированных социальных проблем для разработки стратегии, создания команд руководителей и специалистов и их интенсивного обучения (80-е годы).

Так постепенно чисто исследовательская функция социологии стала органически соединяться с созидательной, социоинженерной функцией. Ее назначение заключается в создании и передаче субъектам управления решений и оценки их возможных последствий. Очевидно, что немалое в изложенном ключе возможно и на уровне производственного коллектива, но лишь при наличии доброй воли руководителей. Не секрет, что именно они нередко не очень склонны усложнять процесс управления. И тогда они могут заявить, что не всегда ясно, какие цели необходимо ставить сегодня, какими средствами их решать, а тут предлагается перенести центр тяжести в прогнозных исследованиях на поиск проблем, критических точек, противоречий?! Недостаточно ли проблем сегодняшнего дня?

Конечно, достаточно. Но они решаются другими методами, практическими действиями. В основе же социоинженерной деятельности лежит социальный прогноз.

Обратимся к этому явлению сначала на уровне общества в целом. Известно, что в последние десятилетия сложилась так называемая прогностика, в широком значении — теория и практика прогнозирования, в узком — наука о законах и способах разработки прогнозов. Но можно ли в принципе и нужно ли обсуждать будущее состояние общества? Многие склонны отвечать на эти вопросы скорее отрицательно. Почему?

Вот несколько серьезных аргументов в пользу такого отношения:

- всякое социальное моделирование опасно, так как заранее задается схема, под которую пытаются подгонять жизнь;

- абстрактное конструирование модели, выделение лучших черт организации общества легко ведет к догматизму, к тому, что соответствующее умозрительное построение может быть выдано за единственно верное;

- вообще иллюзорно, будто бы можно сконструировать какой-то проект-план общества, а потом по нему что-то строить подобно тому, как архитектор строит дом;

- пытаясь создать схему-модель, мы вынуждены будем больше думать о логичности теоретических построений, чем о судьбах людей, которые опять придется ломать;

- в западном обществе люди не обсуждают, что такое капитализм и какие параметры у него должны быть, а просто живут.

И все-таки обсуждать картины будущего можно и нужно. Это всегда было и будет. Идеал лучшего, более справедливого общества был и всегда будет. И тогда социальное прогнозирование входит в сферу общесоциологической теории. Прогнозирование в принципе возможно во всех без исключения отраслях.

Мировая прогностика развилась на двух противоположных методологических принципах. С одной стороны, как обычно, утверждался всепобеждающий, непобедимый диалектико-материалистический метод. Над этим бы можно подумать еще раз, если бы его не свели до марксизма-ленинизма в сталинской трактовке, когда и прогностика исходила из всеобщности классового противоборства, классового противостояния. С другой стороны — футурология (термин введен в обиход в 1943 г. австрийским ученым O.K. Флехт-Хаймом), т.е. область научных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов, синоним прогнозирования и прогностики. Употребляется для обозначения современных немарксистских концепций будущего. Она, естественно, как и всякая так называемая буржуазная наука, иррациональна, идеалистична и т.д. Что-де делают выводы футурологи, для нас якобы неприемлемо. Впрочем, встречаются и попытки поиска какого-то иного метода.

Обратимся, например, к точке зрения академика Н.А. Амосова, который считает, что так как философы недавнего СССР на все 100% расходятся с западными в самом понимании таких сложных систем, как личность и общество, то единственный выход — вообще отказаться от философии и ввести математический критерий истинности социальной модели. При этом, разумеется, науку об обществе нужно передать из гуманитарной в естественно-научную сферу, что сразу же позволит прекратить всяческие идеологические споры и конфликты, которые являются просто историческим анахронизмом в эпоху надвигающейся экологической катастрофы в общечеловеческом масштабе. В основе социального моделирования должны в таком случае лежать не какие-то так называемые законы диалектики с их акцентом на борьбу противоположностей, а математическая теория общественного равновесия, которая поможет выработать практические рекомендации по сохранению устойчивости системы в условиях усложнения задач, стоящих перед цивилизацией. Начать разработку такой теории необходимо уже сегодня, так как исторического времени на различные социально-философские проекты у нас просто нет, а если мы и дальше позволим философам развлекаться путем создания новых социальных мифов, то нынешнее поколение может дожить не до эпохи победы коммунизма во всемирном масштабе, а лишь, увы, до момента страшного конца всей человеческой цивилизации. Таково мнение Н.Амосова, которое, безусловно, содержит свое зерно истины.

Что касается уровня трудового коллектива, то социологу, пожалуй, не придется строго следовать требованиям той или иной из названных систем. И потому предложим следующий ряд рекомендаций методологического плана по организационным вопросам социоинженерной деятельности. Поскольку, как уже отмечалось, сердцем этой организации выступает социальный прогноз, то предложим читателю следующее толкование его сущности: прогноз есть вероятностное высказывание (утвердительное или отрицательное) о событиях или ситуациях будущего с описанием их качественных или количественных характеристик и с указанием временного интервала их наступления, опирающееся на научное знание закономерностей развития в описываемой области действительности (см. Яхонтов Б.А. Основные виды и функции социального предвидения. Современные социально-политические процессы и динамика массового сознания (МГТУ им. Н.Э. Баумана. М., 1992. С. 119-120). Что же касается обещанных рекомендаций, то они таковы: во-первых, это касается назначения различных прогнозов. Здесь можно выделить следующие четыре их основных вида:

а) прогнозы поисковые. Они составляются с тем, чтобы выявить, какое же все-таки конкретно будет это будущее из всех возможных вариантов. В этом случае необходим перебор проявивших себя тенденций развития;

б) нормативные прогнозы. Суть их в разработке практических рекомендаций с тем, чтобы выйти на достижение в будущем вполне определенной цели;

в) аналитические. Здесь акцент делается на анализ методов и средств исследования будущего. Прогнозист ориентируется на выбор аналитически выражаемых ситуаций;

г) тсротиозы-предостережения. Эта формула говорит сама за себя. Данные прогнозы составляются с тем, чтобы воздействовать на людей, чтобы активизировать их деятельность против ожидаемой угрозы им в будущем.

Во-вторых, возможные уровни социального прогнозирования: глобальные, общегосударственные, региональные, отраслевые, коллективов, отдельных сфер жизнедеятельности любого уровня и, главное, личности и ее семьи.

В-третьих, исходным элементом прогнозирования является целеполагание. Целеполагание как специфическая черта мыслительной и обязательная предпосылка и условие материально-трудовой деятельности людей выступает в качестве одного из способов реализации человеческой способности предвидения. Вместе с тем следует рассматривать целеполагание и его результат — цель — не только как компонент любой деятельности, но и как самостоятельную духовную деятельность. В этом случае и / целеполагание представляет собой один из видов научного предвидения.

Задачей прогнозирования является описание не любых событий и состояний, возможных в будущем, а тех, которые представляют интерес с точки зрения удовлетворения назревших общественных потребностей. Таким образом, прогноз и цель оказываются тесно связанными через потребность.

Определяя общее направление прогнозирования в той или иной сфере общественной жизни, потребности формируют прогноз как оценку возможного с учетом желаемого, а цель — как выбор той из всех описанных прогнозом возможностей, которая в оптимальной степени может удовлетворять саму потребность. Другими словами, прогнозирование — это установление более или менее широкого спектра возможностей, соответствующих наличным потребностям, а целеполагание — выбор наилучшей из этих возможностей.

В-четвертых, прогноз требует наличия трех взаимодополняющих источников информации о будущем.

1. Оценка перспектив развития будущего состояния прогнозируемого явления на основе опыта, чаще всего при помощи аналогии с достаточно хорошо известными сходными явлениями и процессами.

2. Условное продолжение в будущее (экстраполяция) тенденций, закономерности развития которых в прошлом и настоящем достаточно хорошо известны.

3. Модель состояния в будущем того или иного явления, процесса, построенная

сообразно ожидаемым или желательным изменениям ряда условий.

В-пятых, особого анализа требует вопрос построения такой модели. Возможно выделить два различных подхода к моделированию развития общества. Один представляет собой модель как проект общественного устройства, достигаемого в конце пути. Другой же исходит из совокупности ценностей, которые принципиально не могут обрести форму умозрительной идеальной модели, а просто дают ориентиры для разрешения конкретных противоречий и проблем и сами видоизменяются под воздействием конкретных обстоятельств. При таком подходе лишается смысла перечень раз и навсегда данных черт общества. Понятие модель здесь вообще не очень подходит. Поэтому не случайно в моду вошло другое понятие — парадигма, т.е. общие концептуальные рамки теории.

Если же попытаться представить себе будущее в целом, то, видимо, необходимо иметь в виду, что такое представление — это даже не столько просчитанное пророчество. Поскольку это — пророчество, с ним следует обращаться экзегетически, т.е. выстраивать его многообразные предельно мыслимые толкования, подчиненные только общегуманистическим ценностям и футурологическому критерию. Поскольку же это пророчество нерелигиозное, его содержание не должно пониматься как провозвестие, которое вот уже скоро исполнится и воплотится, так сказать, историческим самотеком.

В-шестых, речь идет о методах прогнозирования. Вообще-то есть свидетельство, что австрийский социолог Э.Янг насчитал таковых более 200. Но на практике используются активно не более пяти. Впрочем, отнюдь не все из этих пяти можно рекомендовать пользователям из числа наших читателей в, так сказать, полном объеме.

1. Метод экстраполяции. Строго говоря, он является следствием математизации буквально всех наук. Процесс этот начался примерно около 300 лет назад. На него опирались уже Галилей (1564—1642), Кеплер (1571—1630). В математике этот метод необычайно популярен по причине относительной простоты и точности. А в сфере общественных знаний? Метод эффективен лишь в случаях уверенности в том, что зафиксированная в прошлом и настоящем какая-либо тенденция будет действовать и в будущем, так как в этом будущем не ожидается изменения внешних и внутренних факторов, обусловливающих эту тенденцию. Однако сколь часто на это можно рассчитывать при обращении к общественным процессам? Да и вообще, в любой ситуации точность экстраполяции резко убывает по мере продвижения в будущее. Оно ведь не может быть простым количественным продолжением прошлого и настоящего. В целом же рассматриваемый метод может быть применен к ограниченному числу ситуаций.

2. Метод исторической аналогии, Мы-де сможем рассчитывать здесь на повторяемость каких-либо событий, что позволяет провести исторические параллели, дает возможность использовать опыт решения сложных проблем. Обращение к истории, конечно, вполне правомерно. Но при этом необходимо решительно отказаться от все еще бытующей точки зрения: история есть современность, опрокинутая в прошлое. Нельзя также не обратить внимание на то, что при этом мы будем иметь дело не с собственно историей, а с исторической памятью. И потому велика опасность встречи с фальсификациями.

3. Компьютерное моделирование. Для нашего случая модель — воображаемая система, которая, отображая или представляя объект исследования — будущее, — способна заменить его так, что ее изучение дает нам новую информацию об объекте. Компьютер же поможет либо просчитать массу предложенных моделей с тем, чтобы выбрать наилучшую, либо из набора моделей общества сформировать нечто интегральное и наилучшее, либо построить это наилучшее на имеющихся исходных данных. Метод весьма эффективен. Но все же всегда возникает вопрос, насколько его использование будет подкреплено:

- качественным формулированием сценария действий, т.е. установлением логической последовательности развития событий, действий;

- точным учетом фона моделирования, совокупности внешних по отношению к объекту связей, воздействующих на него в соответствии с принятым сценарием.

4. Метод сценария будущего. Исследователь сам моделирует это будущее. Положительным здесь является возможность широко опереться на субъективные (в позитивном плане) аспекты человеческого мышления. Впрочем, это последнее приводит к необходимости осуществления экспертной оценки, когда оцениваются:

1) степень фундаментальности, новизны и оригинальности разработки;

2) многоаспектность (по цепочке понятий);

3) территориальная широта применения;

4) актуальность;

5) экономность;

6) применимость в различных ситуациях.

Необходимо иметь в виду, что любой сверхреальный футурологический прогноз включает в себя некоторые утопические черты, какие бы научные основания и научные методы ни применялись при его разработке.

5. Экспертные оценки. В принципе мы здесь обращаемся к наиболее подробно и тщательно разработанному разделу прогностики. Разумеется, эти оценки должны опираться на безупречные, с точки зрения строгой науки, представления о характеристиках исторического процесса. И потому они должны формулироваться специалистами достаточно высокой квалификации. Существуют различные приемы оценки компетентности экспертов, выбор которых определяется как характером решаемой прогнозной задачи, так и возможностями, которыми он располагает. Решение самой проблемы происходит в процессе построения и обрубания ветвей дерева поиска. Механизм такого обрубания является эвристическим, так как имеет в своей основе ассоциативные циклы, способы правдоподобных рассуждений и выводов по аналогии и т.д.

Аналогично происходит выбор экспертом нужной альтернативы развития объекта прогноза или его характеристик.

Верификация же экспертных оценок производится традиционными методами теории вероятностей, математической статистики.

В-седьмьгх, критерий точности предвидения, что в разработке механизма прогнозирования является самым сложным. Конечно, возможно ограничиться сентенцией — жизнь покажет. Или более онаученньш критерием верности теории выступает социальная практика. Однако сколь долго необходимо (и возможно) ждать, когда покажут или жизнь, или практика? Видимо, столько, сколько необходимо, чтобы будущее проявило себя достаточно определенно.

В целом же потребность в моделировании общественных процессов сегодня предельно велика. Но в моделировании достаточно корректном. Именно в процессе конструирования будущего рождается ответственность перед человечеством ныне живущих людей. Что же касается последовательности действий полностью, то ее возможно построить следующим образом.

1. Предпрогнозная ориентация. Формирование целей и задач, предмета, проблемы и рабочих гипотез. Исследование определенных методов, структуры и организации исследования.

2. Построение исходной (базовой) модели прогнозируемого объекта методами системного анализа по возможности с количественными значениями показателей по основным параметрам модели. Для уточнения модели возможен опрос населения и экспертов (иногда даже несколько опросов разными методами).

3. Сбор данных прогностического характера по заказам в компетентных научных учреждениях и по материалам научной литературы.

4. Построение диагностических рядов развития показателей — основы, стержня будущих прогностических моделей — методами экстраполяции, возможного обобщения этого материала в виде прогностических предмодельных сценариев.

5. Построение серии гипотетических (предварительных) поисковых моделей прогностического объекта методами анализа данных прогностического профиля.

6. Построение серии гипотетических нормативных моделей прогнозируемого объекта методами нормативных прогнозных разработок (графики, матрицы, сценарии и т.д.).

7. Уточнение (относительная верификация) гипотетических моделей методами опроса экспертов.

8. Построение окончательной серии поисковых и нормативных прогностических моделей по уточненным данным гипотетических моделей.

9. Выработка рекомендаций для целеполагания, планирования, программирования, проектирования, вообще управления на основе доставления поисковых и нормативных моделей. Для уточнения рекомендаций возможен еще один опрос населения и экспертов.

10. Построение серии прогностических моделей-сценариев с учетом возможной реализации выработанных рекомендаций для дальнейшего уточнения последних.

11. Экспертное обсуждение (экспертиза) прогноза и рекомендаций, их доработка с учетом обсуждения и сдача заказчику.

В качестве заключения отметим, что на практике применение методов социальной инженерии более или менее обнаруживается в форме социального проектирования. Именно оно позволяет уйти от так называемой традиционной схемы, когда сначала в течение длительного времени изучалась имеющаяся по избранной теме литература и составлялась программа. Затем последовательно шли этапы сбора эмпирической информации, ее обработки и анализа, подготовки рекомендаций и конечного результата — отчета о проделанной научно-исследовательской работе.

Основная ошибка состояла в том, что данная схема, пригодная в некоторых случаях для проведения фундаментальных научных исследований, переносилась обычно в неизменном виде на работу прикладную, например, на работу заводских социологов, которая вследствие этого оказывалась недостаточно эффективной. Задача же состоит во введении в практику социоинженерной деятельности в полном объеме, доводя ее в конечном счете до создания соответствующей социальной технологии. Впрочем, этой ступени рассматриваемой социоинженерной деятельности предшествует еще одна — уже упомянутое социальное проектирование.1

<< | >>
Источник: В.И.Видяпина. Бакалавр Экономики Том 1. 1999

Еще по теме 10.1. Социология социальные движения, источники социального напряжения; социальные конфликты и логика их разрешения; социальные изменения; глобализация социальных и культурных процессов в современном мире; социально-культурные особенности и проблемы развития российского общества, возможные альтернативы его развития в будущем; методология и методы социологического исследования:

  1. 8.1. Социология социальный статус личности; социальные связи, действия, взаимодействия между индивидами и группами, групповая динамика; социальное поведение, социальный обмен и сравнение как механизм социальных связей; социальная структура; социальная стратификация
  2. 6.1. Социология история становления и развития социологии; общество как социокультурная система; социальные общности как источник самодвижения и социальных изменений
  3. 9.1. Социология социальные институты: социальная организация; гражданское общество и государство; социальный контроль; массовое сознание и массовые действия
  4. Развитие общества как социальной системы: эволюционизм и теория социальных изменений
  5. 5.1. Социально-культурное значение деловой активности
  6. Содержание понятия “социальная защита населения” и необходимость социальной защиты в современной рыночной экономике
  7. 25.2. Распределение личных доходов и эволюция социальной структуры общества. Диверсификация социального статуса
  8. Глава 45. Статистика социального обеспечения и социальной защиты населения
  9. ГЛАВА 9 Социальные коммуникации бизнеса: от манипуляции — к социальному партнерству
  10. Глава12 СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ РОСТА ЭКОНОМИКИ И КАЧЕСТВА ЖИЗНИ
  11. 6.7. Роль единого социального налога в обеспечении финансирования системы обязательного социального страхования
  12. 25. Основные направления и механизм социальной политики и социального обеспечения в России.
  13. МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНОГО РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА (СОЦИАЛЬНО-ЛИБЕРАЛЬНАЯ)
  14. Социальная политика государства как основа функционирования социальной инфраструктуры
  15. Распределение и доходы. Социальная справедливость и социальное неравенство в переходной экономике
  16. Глава 41. Социально-экономическое значение статистического изучения уровня жизни населения и социальной сферы
  17. 1.Социально-экономическая природа государственных внебюджетных социальных фондов.
  18. Понятие социально - учетной группы. Социальная справедливость и административный режим.
  19. 45.1. Социально-экономическое значение статистического изучения социального обеспечения
- Информатика для экономистов - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЕД України - ВЭД РФ - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - Инновации - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -