<< Предыдушая Следующая >>

Украинские регионы—рост и дифференциация


Украинская и российская экономики охватывают регионы с самой различной специализацией и судьбой. Российские аграрные регионы и регионы с рухнувшими отраслями промышленности выбросили огромное число безработных в первой половине 1990-х гг. на рынок соседних регионов. На Запад уехали не только профессора, тренеры, ученые, талантливая молодежь, но и много «синих воротничков». Однако большая страна смогла абсорбировать значительную часть своей высвободившейся рабочей силы, а также переселенцев и трудовых мигрантов, особенно с 2000 г.
Можно было бы рассматривать стратегии регионов России в глобальной экономике почти так же, как мы рассматриваем адаптацию стран ГУАМ, с поправкой на общегосударственные инструменты вроде Центрального банка РФ и прочего, чего лишены регионы внутри страны. Естественно, мы легко найдем в России стратегии повышения уровня развития областей и республик от аграрного уровня (путь А), стратегии использования промышленного потенциала (Б) и опоры на добывающую промышленность (В). В России добывающая промышленность охватывает не только наиболее заметные нефть и газ, но и металлы, уголь, лес и прочие природные богатства.
Сложность российской региональной структуры определяется не только большой протяженностью страны, различием приморских и внутренних областей, спецификой распределения природных ресурсов. Огромную роль играют последствия полувековой госплановской логики по размещению промышленности, городов и населения не в удобных приморских или центральных районах страны, а в Сибири, на Урале, в лучшем случае на Волге. чрезмерная индустриализация советского времени сыграла свою роль в утяжелении кризиса переходного периода. Для России в целом стоит проблема, как выйти в постиндустриальное демократическое общество, стартуя от энергетики, оборонной промышленности и еще нескольких отраслей-тяжеловесов. Сложность классификации российских регионов выше, чем в странах ГУАМ, но может быть распространена и на них, ориентируясь на уровни развития, местоположение и структуру накопленных активов [75]. Российская экономическая политика в ее региональной и отраслевой части часто оказывается перед сложными вопросами выбора между перераспределением в пользу беднейших районов страны и стимулированием наиболее развитых, которые способны лидировать в продвижении страны к постиндустриальному обществу [76].
Сложность украинской экономики, естественно, сравнима с российской: тот же тип производственных активов, тот же исходный человеческий капитал. Украинская экономика располагает огромными естественными преимуществами в отношении географии (в первую очередь, порты) и климата. Если учитывать тот факт, что падение реальной заработной платы там было глубже, чем в России в целом, то следует признать, чтои трудовые издержки также являются фактором конкурентного преимущества украинских предприятий перед российскими в одноименных отраслях.
Анализ украинской экономики важен не только для понимания процессов в странах Восточной Европы, наших соседей и партнеров, но и для постоянного анализа своего развития, своей политики. По нашему мнению, сложная внутренняя структура украинского хозяйства представляет собой еще более ярко выраженное различие между двумя типами регионов — промышленными и аграрными, экспортирующими товары и рабочую силу соответственно. Отсюда мы видим постоянную борьбу двух экономических моделей: промышленной (Б) вместе с российскими регионами (и Приднестровьем) и в конкуренции с ними и аграрно-отходнической (А) вместе с Молдавией, Грузией и другими экспортерами рабочей силы в ЕС (и в Россию). Так что можно подойти к анализу украинской экономики как к сочетанию промышленных и аграрных регионов с различными путями развития от достигнутого уровня, различными интересами внутри страны и в мире.
Для анализа двух подходов мы не стали районировать украинскую экономику по традиционным географическим принципам, поскольку это привело бы к смешению экономически разнородных областей так же, как и в России. Мы пошли по простейшему пути сравнения регионов, которые сделали свой выбор по политическим предпочтениям на выборах в Раду в марте 2006 г. То есть вместо задачи о том, как уровень и характер экономики регионов влияет на политические предпочтения, мы поставили фактически обратную задачу: как различаются по объективным экономическим показателям области, население которых уже высказало свои политические предпочтения. В России такой анализ был бы затруднен, хотя и возможен. На Украине резкие географические различия в голосовании указывают на два обстоятельства: глубокие различия в объективном положении областей и уровне осознания жителями своих интересов, что выражается в сильном разбросе политических предпочтений между отдельными группами регионов. Отметим, что основные видимые и наиболее горячо оспариваемые различия сторон лежат в политической сфере: НАТО, роль русского языка, ситуация в православной церкви и пр. По таким важным политическим (и идеологическим) вопросам регионы одной страны не обязательно должны были бы различаться по своему экономическому основанию. Однако эти факторы оказались намного более ярко выражены, чем мы ожидали (табл. 33).
ТАБЛИЦА 33. РЕГИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПАРТИЙНЫХ ИТОГАХ УКРАИНСКИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ МАРТА 2006 Г.

Партии и регионы

Регионы, в которых первое место заняла:

Партия
регионов

БЮТ

Наша
Украина


Средневзвешенная доля голосов на выборах, %

Партия регионов

57,2

11,6

6,4

БЮТ

9,0

34,8

29,2

Наша Украина

4,7

17,5

36,9

Социалистическая партия

3,3

9,2

2,6

Коммунистическая партия Украины

4,5

3,6

0,8


Для справки — показатели партий на выборах 2006г. в некоторых регионах и городах

Киев (2,7 млн. человек)

11,8

39,2

15,8

Львовская область

3

33

37,9

Донецкая область

73,6

2,5

1,4

Автономная республика Крым

57,9

6,5

7,6

Севастополь

64,3

4,5

2,4

Харьковская область

51,7

12,7

5,9

Одесская область

47,5

9,8

6,4

Источник: Центризбирком Украины, расчеты ИЭФ.
Анализ таблицы 33 показывает, насколько расположенные друг от друга в нескольких сотнях километров области могут отличаться по своему экономическому положению и политическим взглядам населения. В России эти контрасты выглядят несколько иначе — экономически развитые и более бедные регионы находятся либо в положении чересполосицы, либо разделены большими расстояниями. А на Украине это две зоны и они практически рядом: Восток - Юг и Запад - Центр. Практически обе зоны равны по своему населению (22 и 19 плюс 5 миллионов человек), хотя есть предположение, что гастарбайтеры за рубежом неравномерно влияют на фактическое число оставшихся жителей в региональном разрезе. На уровне общей численности занятых обе стороны (беря зоны БЮТ и Нашей Украины вместе) практически выравниваются. Разумеется, Восток и Юг представляют в большей степени городское и несколько более образованное население [77]. По занятым с высшим образованием ареал Партии Регионов превосходит своих политических соперников. Отметим, что определенный уровень занятости граждан с высшим образованием по историческим причинам обеспечивается за счет служащих в государственном управлении, образовании и здравоохранении. Так что перепад между районами БЮТ (особенно без Киева) с долей занятых с высшим образованием около 15 % и Востоком и Югом — с 22 % составляет объективно значительные различия в уровне человеческого капитала.
Общеизвестно, что на Востоке и Юге Украины больше развито машиностроение (ВПК, в частности), и больше научных кадров, собственно русского населения, доминируют православные и атеисты. На западе страны более широко представлена униатская церковь, во многом своя сложная история, велико влияние украинской зарубежной диаспоры. Это должно каким-то образом отражаться в экономических интересах, процессе развития и итогах голосования. Столица страны часто представляет собой довольно сложную реальность, отличающуюся по характеру активов, доходов и интересов от остальной страны — это в полной мере относится к Киеву, кото- рыш во многом отличается от регионов. Весьма вероятно, что в России отличия Москвы от других регионов не меньше.
Валовой региональный продукт на душу столичного жителя в 2004 г. быт равен 22,7 тыс. гривен — втрое выше национального уровня, поскольку столица всегда в состоянии обеспечить значительное перераспределение дохода в свою пользу. Так что если исключить Киев, то соотношение по ВРП на душу населения у областей - сторонников Партии регионов в полтора раза выше, чем в областях БЮТ и Нашей Украины (7,5 тыс. гривен против 5,3 и 5,0). Особенно резкими являются отличия «партийных регионов» по экспорту и реализованной промышленной продукции на душу населения
ТАБЛИЦА 34. ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ
ПОКАЗАТЕЛИ ГРУПП РЕГИОНОВ УКРАИНЫ ПО ПАРТИИ- ЛИДЕРУ НА ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРАХ 2006 Г.

Показатель

Регионы, в которых первое место заняла:

Партия
регионов

БЮТ

Наша
Украина

(2004 г., если не указано иное)

Число регионов

10

14

3

Население, млн. человек

22,4

19,4

5,2

Занятое население (15-70 лет), млн. человек

9,9

8,3

2,1

Доля городского населения (перепись 2001 г.), %

78,1

59,3 (без Киева — 46,3)

49,4

Доля занятого населения с полным высшим образованием (перепись 2001 г.), %

22,4

20,7 (без Киева — 14,8)

19,7

ВРП (2003), млрд.
гривен

168,3

150,1

26,0

ВРП на душу населения, тыс. гривен

7,5

7,7
(без Киева — 5,3)

5,0

Инвестиции (2005), млрд. гривен

51,7

50,5 (без Киева — 27,2)

8,9

Инвестиции на душу населения, тыс. гривен

2,3

2,6 (без Киева — 1,4)

1,7

Экспорт (2005), млрд. долларов

22,3

9,8

2,0

Экспорт на душу населения, долл.

996

504

382

Объем реализованной промышленной продукции, млрд. гривен

198,4

70,9

24,9

Объем пром. продукции на душу населения, тыс. гривен

8,85

3,65

4,8

Средний темп прироста промышленности (2000-2005), %

9,7

13,7

15,8

Средняя зарплата (2005), гривен/мес.

814

722 (без Киева — 633)

687

Прирост средней зарплаты, 2005 к 2004, %

32,0

34,7

34,9

Уровень безработицы (1999), %

11,8

11,9 (без Киева — 12,2)

12,5

Уровень безработицы (2004), %

7,7

9,3 (без Киева — 10,2)

9,6

Источник: Статистический комитет Украины, расчеты ИЭФ.
— на Юге и Востоке эти показатели выше в два раза. Разумеется, на уровне инвестиций это соотношение возвращается к 1,5, а по показателю средних доходов сокращается до 1,2-1,3. Этот ожидаемый результат означает достаточно серьезные процессы перераспределения доходов в стране в пользу относительно бедных регионов. Учтем также и тот факт, что западные (исторически аграрные) регионы, возможно, в большей степени опираются на доходы от граждан, работающих за рубежом. Особняком стоит Киев с высоким уровнем образования жителей, большими централизованными доходами, инвестициями, хотя в России ситуация примерна такая же — разброс регионов по производственным показателям на порядок выше, чем по потреблению или бюджетной обеспеченности. Без специального исследования трудно определить, насколько много гастарбайтеров и из каких областей находится в ЕС-25 или в России, а также насколько их доходы участвуют в выравнивании уровня жизни по украинским областям.
Экономический подъем 2000-2005 гг. на Украине выглядит весьма впечатляюще, причем менее развитые регионы росли несколько быстрее. Правда, тут стоит напомнить, что один процентный пункт роста в двух типах регионов будет по весу отличаться в те же полтора раза. Так что рост промышленного производства в 9,7 % в регионах, поддержавших Партию регионов, дал за эти годы больший абсолютный прирост, чем при 13,7 % в регионах, поддержавших БЮТ. Мы считаем, что динамику недооценивать нельзя. Ощущение быстрого роста для избирателя само по себе важно, хотя по существу ведет к выравниванию только в длительной перспективе. На различие ситуации указывает и изменение уровня безработицы — в восточных и южных областях он снизился за время подъема на 4 п. п., а в остальных — на 2-3 п. п., что, кстати, также является значительным успехом. Заканчивая анализ таблицы, отметим, что 2005 г. после «оранжевой революции», как это часто бывает, привел к росту номинальных доходов на треть при заметном замедлении темпов роста реальной экономики и застое в инвестициях. Более высокий рост доходов на Западе и в Центре в этих условиях остается загадкой для постороннего наблюдателя или требует более детального анализа бюджетных каналов межрегионального перетока финансовых ресурсов.

Приведенные показатели позволяют сделать осторожные предположения (анализ все-таки ограниченный и не детализированый), о том, что мы наблюдаем внутри страны политическую конкуренцию между двумя моделями дальнейшего развития: (А) западную — отходническую и (Б) восточную — промышленную. Эти программы укоренены не только в преобладающих взглядах населения, выражающихся в поддержке определенных партий, но и в характере и уровне развития регионов. Промышленная программа опирается на более образованное городское население. Это особенно интересно в связи с тем, что данная программа в принципе предполагает конкуренцию с российскими промышленными регионами. Отметим, что это не имеет отношения к перспективам движения в европейскую интеграцию — обе программы для такой страны могут быть и будут ориентированы в этом вполне естественном направлении. Но эти программы будут, естественно, отличаться по методам, подходам и сопутствующим политическим аспектам, лидерам и коммерческим интересам у преимущественно сельских и промышленных районов.
Экономические различия между украинскими регионами в общих чертах известны, но остаются в тени дискуссии по острым внутри- и внешнеполитическим темам на Украине последних лет. Опросы показывают, что на Востоке и на юге (примерное соответствие регионам поддержки Партии регионов) идею придания русскому языку статуса второго государственного полностью поддерживают соответственно 69 и 56 % (общеукраинский показатель — 52 %), тогда как на Западе 49 % населения полностью против этого шага [78].
Действительно, если основная масса гастарбайтеров из данного региона уже находится в ЕС, а бизнес с Россией незначителен, то русский язык (вместе с ценой на газ) оказывается просто «историческим раздражителем». Западные области дали основную массу представителей влиятельной украинской зарубежной диаспоры, значительную часть новой номенклатуры, у них сохраняются давние «счеты» с СССР, переносимые (как это было модно в 2004-2006 гг. в Восточной Европе) на Российскую Федерацию. В обычных условиях западной демократии 52 % населения обычно способны реализовать свою программу, хотя это трудно сделать, если значительная часть руководства страны придерживается программы противоположной.

Для восточных областей Украины официальное принятие русского языка дало бы некоторое удобство в написании контрактов, а для Юга — возможность легально оперировать на нем в туристче- ском бизнесе [79]. Для Крыпма в его текущей конкуренции с Сочи и будущей ожесточенной конкуренции с Турцией, Болгарией, Грузией за состоятельных российских туристов язык — это также важный фактор [80]. Присутствие русского языжа мало повлияло бы на аграрную Украину или ее гастарбайтеров в ЕС с Запада страны.
По тем же источникам, против вступления Украины в НАТО (различные источники дают примерно те же данные) выступает 83 % населения страны на ее Востоке, 75 % на Юге, 45 % в Центре и только 29 % на Западе страны. Видимо, вступление в НАТО — в региональном аспекте — «идея Запада» страны и столичной элиты. Вступление в НАТО, видимо, закрепляло определенные политические интересы вопреки общественному мнению больших масс жителей страны. Создание полноценной границы с Россией между Черниговом и Стародубом было бы удивительным решением с точки зрения обыкновенного наблюдателя. В этой части мира не было ограничений передвижения людей, сплошной границы со времен Змиевых валов (южнее Киева), борьбы с печенегами и Крещения Руси в Киеве в 988 г. Цари, конечно, пытались охранять основные дороги на литовско-украинской границе с Россией от кочевников и разбойников в XV-XVI веках, но и это не препятствовало перемещению людей — в Запорожскую Сечь бежали из Московии.
Не слишком сложно оценить, какова может быть экономическая программа в самой Украине по вступлению в НАТО. Понятно, что это, в первую очередь, расходная программа на создание новой границы с Россией для охраны территории НАТО. Надо добавить расходы на смену видов вооружения, переход на стандарты НАТО и т. п. Выход ВПК Украины на рынки стран НАТО — это, очевидно, иллюзия: там и так тесно, а на свободное место уже вышли, видимо, чешские предприятия. Надо полагать, что сотрудничество Украины с Россией в сфере ВПК уже пострадало от неопределенности политического будущего — сфера слишком чувствительна к доверию [81]. Нам трудно оценить в долгосрочном плане потери машиностроителей на востоке страны, но они, конечно, значительны.
Сложнее с передвижением людей и капиталов между Украиной и Россией — к сожалению, с вступлением в НАТО означало бы переход украинских граждан в России из категории гостей или трудовых мигрантов с временной регистрацией в приезжих из страны с серьезным визовым режимом. Российский туризм на украинские курорты выровняется по визовым условиям с остальными странами Восточной Европы. Введение визового режима не очень сложная процедура, но сократит поток российских туристов, так как это вызовет дополнительные расходы для отдыхающих и необходимость все планировать заранее. Большая проблема — как финансировать такую программу в не очень богатой стране с громадными социальными и инфраструктурными потребностями. При региональном перетоке финансовых ресурсов с Востока в столицу и на Запад — это будут дополнительные расходы Востока. Можно представить себе обычные в таких случаях проблемы соседей на границе между деревнями и полями — но кто в большой политике считает издержки повседневной жизни людей. Так что в целом — это выигрыш столичных ведомств, проигрыш людей в пограничной полосе (кроме занятости по охране нескольких тысяч километров границы), проигрыш гастарбайтеров в России, промышленности на Востоке Украины и туризма в Крыму. А для контраста отметим, что в соседнем Европейском Союзе снимаются границы для передвижения людей. Было бы удивительно после тысячелетия «безграничной жизни» увидеть жесткие границы Украины (НАТО) с Россией и открытую границу Украины с ЕС. Для модернизации Украины и решения ее задач это не поможет.
Г. А. Явлинский недавно сформулировал следующее положение: «Если хотите быть независимыми, то помните, что придется платить. А независимость от России — это чрезвычайно дорогое удовольствие. Надо осознать это и быть к этому готовыми» [82].
Мы предполагаем, что это утверждение носит слишком общий характер. Вряд ли оно относится к гастарбайтерам или малому бизнесу — они просто действуют в интересах своих семей. Оно скорее указывает на то, что на постсоветском пространстве экономические и политические аспекты отношений стран не обязательно совпадают по направлению. Разрыв старых экономических связей единого планового хозяйства — дорогостоящее дело. Транзиционный кризис в первое десятилетие ликвидировал огромные активы, переместил человеческий капитал. Конкуренция крупных предприятий и рабочей силы на рынках — это неизбежная часть формирования новой рыночной экономики. Вопрос теперь состоит в том, как восстановить уровень развития, эффективно использовать человеческий капитал. Здесь налицо проблема украинской экономики с ее дуальной природой: промышленность нуждается в рынках, а рабочая сила покидает страну в поисказ заработков. Экономический рост будет продолжаться, но модернизация только начинается.

<< Предыдушая Следующая >>
= Перейти к содержанию учебника =

Украинские регионы—рост и дифференциация

  1. Российско-украинские отношения
    Взаимные отношения России и Украины в 2009 г. подверглись серьезным испытаниям. Год начался с острого газового кризиса, последствия которого до сих пор испытывают обе страны. Достигнутые 19 января договоренности (переход на европейскую модель цены на газ и транзит газа, объемы поставок, сроки оплаты и т.д.), однако, в полном объеме исполнялись. Конфликт обернулся значительными финансовыми и
  2. Украинская энергетика — встроенный дисбаланс
    Обсуждение событий в (и вокруг) украинской энергетике в 2005-2006 гг. в мире показало, что наблюдатели за пределами постсоветского пространства не вполне понимают характер энергетических проблем Востока Европы, их происхождение и структуру. В результате экономисты просто рассматривают экономику Украины как слишком энергоемкую, а политики придают этой проблеме ракурс отношений в контексте
  3. Дифференциация
    Стратегия дифференциации означает не только то, что нужно чем-то отличаться от других. Предложение для продажи самых ненадежных и конструктивно несовершенных для отрасли автомобилей не приведет к хорошему положению и преуспеванию на рынке. Ключом к успеху при проведении дифференциации должна являться уникальность, которая ценится покупателями. Если покупатели желают платить за эти уникальные
  4. Лекция 20. Дифференциация доходов
    Лекция 20. Дифференциация
  5. Два типа дифференциации
    Прежде чем завершить исследование организационных вопросов использования общих стратегий, было бы полезно ознакомиться с развитием концепции общих стратегий,- предлагаемой Денни Миллером. Он выделяет два типа стратегии дифференциации. Инновационная дифференциация. Маркетинговая дифференциация. Наш пример с управленческим консультированием удовлетворяет категории инновационной дифференциации.
  6. ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ
    По некоторым характеристикам оптимальный выбор (при равных ценах) зависит от конкретного потребителя. Вкусы населения разнообразны. Очевидным примером являются цвета. Другой пример — местоположение. Бостонцы скорее всего будут предпочитать товары, которые можно приобрести в Бостоне, товарам, физически точно таким же, но приобрести которые можно только в Париже. Подобным же образом потребители
  7. От лидерства по издержкам к дифференциации
    Какие перемены ждут фирму, которая меняет стратегию лидерства по издержкам на стратегию дифференциации? Рассмотрим случай с фирмой — производителем химических товаров. Несмотря на предпринятые попытки снизить себестоимость она никак не может достичь показателей лидирующего производителя в данной области. Фирма понимает, что для достижения уровня себестоимости лидера необходимо осуществить ряд
  8. Дифференциация доходов населения
    В рыночной экономике удачливость определяет размер дохода, наверное, не в меньшей степени, чем трудолюбие, квалификация и талант. Распределение доходов, обусловленное действиями рыночных сил, может не соответствовать представлениям общества о социальной справедливости. С целью предотвращения социально неприемлемой дифференциации доходов государство может использовать различные финансовые и
  9. 43.3. Показатели дифференциации доходов населения
    Для характеристики уровня жизни населения наряду со сводными макроэкономическими показателями доходов и потребления, средними показателями бюджетных обследований и выборочных обследований доходов населения широко используются показатели дифференциации его материальной обеспеченности. При этом задача статистического наблюдения не только установить масштабы расслоения домашних хозяйств по уровню
  10. Достижение дифференциации
    Теперь обратим внимание на фирму, стремящуюся к достижению высокой нормы прибыли посредством стратегии дифференциации. Рассматривая пример управленческого консультирования, мы анализируем воздействие другой стратегии, использующей те же организационные элементы, что и стратегия лидера по издержкам: навыки и ресурсы, структура и системы; культура, стиль и ценности. Навыки п ресурсы Определенно
  11. РАЗДЕЛ 1. Дифференциация продукта
    Одна из немногих простых радостей, которые принес обычному человеку мучительный переход нашей страны к рынку,- возможность попробовать незнакомые шоколадки, вафли, жвачки, ликеры, вдруг появившиеся в ларьках в бесконечном числе разновидностей. Конечно, многим они не по карману. Но раз-другой соблазнился купить почти каждый. Привычное на Западе, но поражающее нас многообразие вариантов в сущности
  12. Лидерство по издержкам и дифференциация одновременно
    До сих пор мы рассматривали фирмы, преследующие либо стратегию лидерства по издержкам, либо стратегию дифференциации, или фирмы, меняющие одну стратегию на другую. Реально ли следовать двум стратегиям одновременно? Возьмем, например, историю с компанией Тоуо1а. В течение многих лет, с начала 60-х годов, она придерживалась стратегии, в основном сводящейся к снижению себестоимости, благодаря чему
  13. 4.6. Монополистическая конкуренция с дифференциацией продукта
    Монополистическая конкуренция с дифференциацией продукта – это тип рынка несовершенной конкуренции. Этот вид рынка характеризуется множественностью конкурентов. Но все же их несколько меньше, чем в модели совершенной конкуренции. Поэтому в шкале степени власти над ценой монополистическая конкуренция расположена между совершенной конкуренцией и олигополией. В чем же суть монополистической
  14. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ПРОДУКТОВ: ЦЕНОВАЯ И НЕЦЕНОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ
    Одной из решающих предпосылок, лежащих в основе парадокса Бертрана (глава 5), является то, что фирмы производят однородный продукт. Следовательно, цена изменяется только под влиянием потребителей и ни одна из фирм не может поднять цену выше предельных затрат, не потеряв при этом всю долю рынка. На практике, однако, такая предпосылка вряд ли выполняется. Некоторые покупатели предпочтут покупать
  15. От дифференциации к лидерству по издержкам
    Возможно, не очень честно использовать две настолько разные фирмы для иллюстрации воздействий стратегий на организацию (хотя ситуация “Workgear” иллюстрирует гораздо более тонкие различия между этими разными стратегическими возможностями). В любом случае организация фирм, занимающихся массовым производством компонентов, будет сильно отличаться от организации небольшой фирмы, предоставляющей
  16. РАЗДЕЛ 5. Тенденции изменения дифференциации доходов
    Многочисленные исследования структуры распределения доходов в разных странах позволили выявить некоторые основные закономерности их дифференциации. 1. В странах с примерно близким уровнем социального и экономического развития основные характеристики дифференциации доходов весьма близки. 2. В развивающихся странах дифференциация доходов обычно выше, чем в развитых индустриальных странах.
  17. 10.2. Критерии и методы оценки дифференциации доходов.
    Степень равенства или неравенства статистически определяется по распределению индивидуальных доходов между определенными категориями населения. Все население страны делят по уровню личных доходов на какое-то количество групп (5, 10, 20) и определяют долю каждой в общем объеме личных доходов населения. Важнейший общий показатель, на основе которого сравнивают степени дифференциации доходов, -
  18. Дифференциация продукта как барьер входа на рынок
    Дифференциация продукта обеспечивает  фирмам известные монополистические преимущества. Но у ситуации есть и еще одна интересная сторона. Ранее мы говорили, что доступ в отрасль, в которой сложились условия монополистической конкуренции, относительно свободен. Теперь уточним эту формулировку: выход на такой рынок не блокирован никакими иными барьерами, за исключением препятствий, связанных с
Портал "ЭКОНОМИСТЪ" © 2014-2015
info@finlit.online




Рейтинг@Mail.ru